Кейс по налоговой реконструкции
Строительная компания в борьбе за признание субподрядчиков
1
Продолжительность проекта
Около...
2
Клиент
Международная строительная компания
3
Результат
более 600 млн руб. необоснованно начислено налоговым органом при расчете недоимки
Описание ситуации
Строительная компания, входящая в крупный холдинг компаний с офисами в Лондоне, Нью-Йорке и Стамбуле, осуществляла строительные работы, но, как и во многих случаях, не единолично, а с привлечением других субподрядчиков.

Вскоре заявились налоговые органы и провели выездную проверку, в ходе которой девять из компаний-субподрядчиков причислили к техническим, то есть не осуществляющим финансово-хозяйственную деятельность. В этой связи строительной компании налоговая вменила 659 млн руб. недоимки в бюджет, а после возбуждения уголовного дела и производства экспертизы установили недоимку в 610 млн руб.

Налоговый орган увидел, что «исходя из установленных обстоятельств в ходе налогового контроля и в рамках пункта 1 статьи 54.1 НК РФ, строительная компания целенаправленно уменьшило налоговую базу по налогу на прибыль организаций на сумму расходов по взаимоотношениям с [техническими контрагентами]».

Так, было насчитано, что согласно Акту выездной налоговой проверки ООО «АНТ ЯПЫ» неправомерно включило в расходы для целей налогообложения налогом на прибыль организаций за 2016 г., 2017 г. не обоснованные (экономически не оправданные) расходы на приобретение работ в рамках осуществления финансово-хозяйственных отношений с [техническими компаниями по мнению налоговой], что привело к занижению налоговой базы по налогу на прибыль организаций в 2016 г. на сумму 75 787 903 руб. и на сумму 1 668 554 274 руб. в 2017 г., и неуплате (неполной уплате) налога на прибыль организаций в 2016 г. в размере 15 157 581 руб., в 2017 г. в размере 333 710 855 руб.

Главные здесь слова те, что, выкинув расходы по операциям с техническими, по мнению налоговой, организациями, расходы сильно понизились и тем самым сформировали большую прибыль, чем заявляла компания. Соответственно, неуплаченный налог на добавленную стоимость составил больше 300 млн руб., а налог на добавленную стоимость около 350 млн руб. за истекшие два года.

Налоговая установила ряд тезисов того, что один из крупнейших подрядчиков является техническим. Так, якобы численность этого подрядчика пересеклась с численностью ООО «АНТ ЯПЫ» или, как в других случаях с другими субподрядчиками, совсем отсутствовала. Это сразу же опровергалось в заключении по данным из отчета системы «КонтурФокус», потому что численность отличается от заявленной в Акте проверки, а значит, что вывод не достоверный.

Еще одним аргументом был тот, что вообще контрагент не участвовал в строительных работах. Подтверждение этому налоговая нашла в свидетельских показаниях нескольких ответственных лиц. Чтобы опровергнуть этот вывод, достаточно знать простой факт: для установления возможности выполнения всего объема Спорных работ по операциям со спорными контрагентами силами Налогоплательщика необходимо проведение комплексного строительно-технического исследования, определяющего возможность ООО «АНТ ЯПЫ» выполнить монолитные (железобетонные) работы, переданные субподрядчиком, собственными силами без привлечения сторонних организаций в исследуемом периоде, приобретении, движении и расходовании материалов по указанным работам. Такого исследования налоговым органом не проводились, что подтверждает наличие доводов только по свидетельским показаниям.

По остальным контрагентам доводы повторялись. Однако один из примечательных и опрометчивых тезисов был в отношении субподрядчика, который, по мнению налоговой, входил фактически в структуру ООО «АНТ ЯПЫ». Такой вывод позволил утверждать, что работы выполнялись в чистом виде сотрудниками ООО «АНТ ЯПЫ». Странно, что тезис строился лишь на показаниях трех лиц с допроса.

Еще один абсурдный вывод был об аффилированности компаний, потому что почти за 2 месяца до заключения договора с ООО «АНТ ЯПЫ» был зарегистрирован субподрядчик как юридическое лицо. Как бы кому ни казалось, но это не признак того, что компания — техническая. Факт этого не может обозначать точную согласованность действий, аффилированность организаций и их руководителей. Для таких заявлений необходимы совершенно другие доказательства.

Момент, за который можно было бы зацепиться при проверке — это разрывы. Единственное затруднение состояло лишь в том, что разрывы наблюдались в основном на 4 звене, намного меньше на 3. Это говорит о том, что даже при техничности компаний по дереву связей ООО «АНТ ЯПЫ» могла проявить принцип должной осмотрительности только в отношении 2 звена, компании в котором оказались «чисты» по разрывам.

Вопрос, поставленный перед нами
Позволяют ли собранные в ходе Налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля доказательства, а также выполненные в рамках Налоговой проверки расчеты, достоверно и точно подтвердить размер недоимки по налогам в результате вменяемых ООО «АНТ ЯПЫ» ИНН 7709602209 нарушений по Эпизоду с НДС и Эпизоду по налогу на прибыль?
Что показало исследование?
Товар в реальности был — этот тезис не опровергался налоговой, а, наоборот, был установлен специалистами Центра по имеющимся документам складского учета. Кроме того, в ходе командировки был проведен осмотр склада, на котором специалисты удостоверились в реальности товара, увидев нереализованные остатки.

При изучении решения налогового органа, специалисты пришли к выводу, что никто и не опровергал факт наличия товара, однако инспекция не провела никаких мероприятий по установлению его реального поставщика.

Оценив экономические выгоды от взаимодействия налогоплательщика и московского поставщика, специалистами было установлено, что при признании последним лицом факта поставки, вся выручка должна быть включена в его доход, а с учетом товарооборота поставщик утратил бы право на применение специального режима налогообложения и суммы его недоимок по налогам превысили бы те, которые вменяли региональному предпринимателю.

Тут стало ясно, почему поставщик так активно отрицал все отношения с налогоплательщиком — фактически, инспекция признала расходы налогоплательщика только на основании показаний заинтересованного поставщика.
Следователь говорит: «Если контрагент документы не подтверждает, значит имеет место фиктивный документооборот, по которому реальность товара невозможна». Мы проверили всю реализацию продукции, сопоставили это с поставщиками и доказали, что 95 % поставок было именно от этого московского предпринимателя. Все реализованное и все, что легло в налоговую базу по НДС, куплено у москвича. Раз это продали, значит это было, поэтому это включили в налоговую базу. Реальность товара установлена.
Итоги исследования
В результате применения расчетного метода была получена сумма фактических затрат, ненамного меньше, чем те, которые были учтены налогоплательщиком при расчете НДФЛ и НДС, что опять же подтвердило необоснованность и недостоверность рассчитанных инспекцией недоимок.

Сумма недоимки, рассчитанная налоговым органом, должна быть уменьшена не менее, чем на 570 млн руб. Другими словами было доказано, что определенные инспекцией суммы недоимок недостоверны и завышены минимум в 5 раз.

После получения клиентом нашего заключения и приобщения его к делу уголовное дело было прекращено, поскольку установить иных поставщиков товара следствие не смогло, а недостоверность определенной суммы недоимок по налогам была нами доказана.

Заключение было представлено в суд, судья вызвал экспертов на допрос и ими было объяснено, что по НДФЛ нужно принимать доказанный факт наличия товара. По другому вопросу, связанному с НДС, ставится тезис, что отсутствовал источник возмещения. Но в этом случае нужно смотреть, ввозился ли товар официально на территорию России. Если это так, то необходимо найти первичные документы и проследить номенклатуру, и тогда уже утверждать об отсутствии источника возмещения налога на добавленную стоимость.

И хоть на стадии апелляции и кассации судьи пересматривали дело в пользу следствия и налогового органа, был дан общий вывод, что по НДС не хватает следственных материалов, чтобы вменить налогоплательщику такую сумму недоимки. К тому же дело истекает по срокам давности.
Эксперты, принявшие участие
Сергей Владимирович Ефимов,
Анастасия Анатольевна Руднева,
Мария Игоревна Крылова.