Кейс по налоговой реконструкции
Дело уфимского индивидуального предпринимателя с многомиллиардными оборотами
1
Продолжительность проекта
Около 3-х месяцев
2
Клиент
Региональный предприниматель (налогоплательщик)
3
Результат
не менее 570 млн руб., доказано завышенных налоговым органом при расчете недоимки
Описание ситуации
Дело развернулось вокруг отношений двух индивидуальных предпринимателей, заключивших между собой договор поставки китайского ширпотреба: один из Москвы ввозил товары на территорию России, другой из региона покупал эти товары и перепродавал их в своей республике, достигая многомиллиардных оборотов.
К региональному дистрибьютеру в апреле 2018 года нагрянула налоговая проверка, которая вышла на полные объемы закупаемой продукции и отнесенной в расходы по налогу на доходы физлиц и в вычеты по НДС. У налогоплательщика обнаружилась небольшая наценка, с которой он в итоге занизил объемы НДФЛ. После этого налоговый орган отправился к московскому партнёру, ведь именно с ним был заключен договор поставки.

Налогоплательщик, которого мы защищали, был тем самым региональным предпринимателем-дистрибьютером. При проведении в отношении его деятельности выездной налоговой проверки предприниматель стал отрицать какие-либо взаимоотношения с московским предпринимателем, использующим УСН.

На этом основании налоговый орган признал все документы московского поставщика недостоверными и исключил из налоговой базы налогоплательщика расходы по операциям с ним, что моментально увеличило НДФЛ в объемах, а также исключил по этим операциям налоговые вычеты.

В результате были доначислены гигантские суммы недоимок — более 700 млн руб. А так как налоговый орган заявил об уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере, вскоре было возбуждено уголовное дело.

Вопросы, поставленные перед нами
Наша компания появилась уже на стадии возбуждения уголовного дела и эксперты центра встретилась с вопросами:
1) восстановления реального ущерба бюджету, принесенного неуплатой НДФЛ и НДС;
2) определения экономических выгод Налогоплательщика от взаимодействия с Поставщиком;
3) определения возможных экономических выгод Поставщика от взаимодействия с Налогоплательщиком;
4) и установления, у кого же из двух предпринимателей был более значимый экономический интерес во взаимодействии.

Даже при незначительном уклоне на правовую составляющую, суть дела находится в спектре экономических специальных знаний.
Что показало исследование?
Товар в реальности был — этот тезис не опровергался налоговой, а, наоборот, был установлен специалистами Центра по имеющимся документам складского учета. Кроме того, в ходе командировки был проведен осмотр склада, на котором специалисты удостоверились в реальности товара, увидев нереализованные остатки.

При изучении решения налогового органа, специалисты пришли к выводу, что никто и не опровергал факт наличия товара, однако инспекция не провела никаких мероприятий по установлению его реального поставщика.

Оценив экономические выгоды от взаимодействия налогоплательщика и московского поставщика, специалистами было установлено, что при признании последним лицом факта поставки, вся выручка должна быть включена в его доход, а с учетом товарооборота поставщик утратил бы право на применение специального режима налогообложения и суммы его недоимок по налогам превысили бы те, которые вменяли региональному предпринимателю.

Тут стало ясно, почему поставщик так активно отрицал все отношения с налогоплательщиком — фактически, инспекция признала расходы налогоплательщика только на основании показаний заинтересованного поставщика.

Эксперт
Следователь говорит: «Если контрагент документы не подтверждает, значит имеет место фиктивный документооборот, по которому реальность товара невозможна». Мы проверили всю реализацию продукции, сопоставили это с поставщиками и доказали, что 95 % поставок было именно от этого московского предпринимателя. Все реализованное и все, что легло в налоговую базу по НДС, куплено у москвича. Раз это продали, значит это было, поэтому это включили в налоговую базу. Реальность товара установлена.
Итоги исследования
В результате применения расчетного метода была получена сумма фактических затрат, ненамного меньше, чем те, которые были учтены налогоплательщиком при расчете НДФЛ и НДС, что опять же подтвердило необоснованность и недостоверность рассчитанных инспекцией недоимок.

Сумма недоимки, рассчитанная налоговым органом, должна быть уменьшена не менее, чем на 570 млн руб. Другими словами было доказано, что определенные инспекцией суммы недоимок недостоверны и завышены минимум в 5 раз.

После получения клиентом нашего заключения и приобщения его к делу уголовное дело было прекращено, поскольку установить иных поставщиков товара следствие не смогло, а недостоверность определенной суммы недоимок по налогам была нами доказана.

Заключение было представлено в суд, судья вызвал экспертов на допрос и ими было объяснено, что по НДФЛ нужно принимать доказанный факт наличия товара. По другому вопросу, связанному с НДС, ставится тезис, что отсутствовал источник возмещения. Но в этом случае нужно смотреть, ввозился ли товар официально на территорию России. Если это так, то необходимо найти первичные документы и проследить номенклатуру, и тогда уже утверждать об отсутствии источника возмещения налога на добавленную стоимость.

И хоть на стадии апелляции и кассации судьи пересматривали дело в пользу следствия и налогового органа, был дан общий вывод, что по НДС не хватает следственных материалов, чтобы вменить налогоплательщику такую сумму недоимки. К тому же дело истекает по срокам давности.
место, где находится источник возмещения по НДС
Эксперты, принявшие участие
Сергей Владимирович Ефимов,
Анастасия Анатольевна Руднева.