Новости Центра
О стратегических и текущих событиях в жизни АНО Экспертно-правовой центр "Финансовые расследования и судебные экспертизы"
Есть ли смысл банкротить приносящий доход бизнес?
(заметки с конференции в МГЮА)
В рамках работы второй сессии бизнес-конференции с ярким названием «Банкротный ланч» между д.ю.н. профессором кафедры уголовного права Университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА), автором фундаментального труда, ставшего давно классическим, «Система хозяйственных преступлений» (2005 г.) Иваном Клепицким с одной стороны и советником ФНС России Ларисой Рудаковой, а также директором нашего Центра Сергеем Ефимовым с другой, состоялось интересное обсуждение блока вопросов, который можно объединить под названием:
Так есть ли в России преднамеренное банкротство?
Иван Клепицкий в своем докладе на тему преднамеренного и рыночного банкротства в присущей только ему манере видеть очень интересные и логичные (по своему) вещи в тех нормах, которые применяются годами и давно «приелись», указал, что статья 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство» сконструирована таким образом, что в принципе не применима на практике – никто не будет в своем уме банкротить собственный бизнес, приносящий доход. С этим тезисом несколько не согласились советник ФНС России Лариса Рудакова и Сергей Ефимов. Действительно, согласно диспозиции статьи 196 УК РФ преднамеренное банкротство заключается в совершении руководителем (собственником бизнеса) действий (бездействия), заведомо влекущих банкротство. И в отличии от содержания деяния, охватываемого статьей 195 «Неправомерные действия при банкротстве», где у организации уже плохо со здоровьем - усматриваются признаки банкротства, в статье 196 УК РФ речь идет о доведении до банкротства вполне здорового хозяйствующего субъекта. И да, отчасти можно согласиться, что добропорядочный хозяйствующий субъект не должен иметь желания обанкротиться, раз генерит хорошую выручку, покрывающую необходимые затраты. Работай честно и будь счастлив! Но, весь вопрос в том, насколько широка палитра желаний руководителей и бенефициаров такого субъекта. Имея долги перед бюджетом, нормальными поставщиками, банками, даже не имея признаков неплатежеспособности, насколько готовы они честно их платить, имея в доступности многочисленные предложения по уходу от долгов через процедуру банкротства? В нашей практике в МВД России (2003-2018 годы) примеров выбора темной стороны силы было предостаточно.
Поэтому всё-таки действительно хотелось бы разграничить криминальные банкротства и рыночные банкротства. Бесспорно неоднозначная ситуация в экономике, меняющиеся законодательство, внешняя конъюнктура, соотношение норм рентабельности и процентной ставки по банковскому кредиту приводят к многочисленным рыночным банкротствам, но это не отменяет того, что в этих же условиях постоянно совершаются именно преднамеренные банкротства - экономические преступления, когда с баланса хозяйствующего субъекта выводятся активы, эти активы переводятся на другие компании, а на хозяйствующем субъекте остаются долги – по налогам, кредитам, задолженности поставщикам и иным контрагентам. И достаточно большой объем таких преступлений. Более того, если посмотреть на простую дробь - арбитражные дела по банкротствам разделить на выявленные преступления в сфере банкротства, то видно, что рыночных банкротств значительно больше! На взгляд ряда экспертов (в том числе Ларисы Рудаковой и Сергея Ефимова) тут можно говорить, что государство в лице правоохранительных органов возможно и не дорабатывает - достаточно большое количество криминальных банкротств так и не выявляется. Оперативная и следственная практика идёт по пути упрощения - уголовные дела по факту вывода активов, повлекших банкротство, возбуждаются по статьям 159 «Мошенничество» и 160 «Присвоение и растрата». Правоохранительный орган говорит - зачем мне дополнительно изучать причинно-следственную связь между выводом активов и их влиянием на финансовое состояние хозяйствующего субъекта – банкротство? Это лишняя трата усилий и времени, если и так уже доказано хищение. Однако кредиторы хозяйствующего субъекта не всегда соглашаются с такой позицией, особенно когда это государственные органы или агентства, например, ФНС России. Был приведен такой пример:
«Работает транспортное предприятие. У них в собственности 20 фур. Есть неоплаченные налоги. Он берет эти 20 фур и продает куда-либо. У него нет возможности осуществлять свою финансовую деятельность. Он не может ни платить налоги, ни заработную плату. Что он сделал? Он преднамеренно обанкротился».
Лариса Рудакова, Советник ФНС России
Также можно вспомнить о достаточно эффективной практике государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» - выступая конкурсным управляющим по делам о банкротстве кредитных организаций, Агентство усматривает в 90 процентах случаев банкротства банков признаки статьи 196 УК РФ. Вот еще один классический пример банкротства банка:
«Руководители и собственники банков бросили вкладчиков, клиентов, находившихся у них на расчетно-кассовом обслуживании, находятся в Лондоне или где-то ещё. В банке покрытие активов процентов 30 от объема всех обязательств и уничтожено большинство оригиналов документов».
Сергей Ефимов, Директор АНО Экспертно-правовой центр "Финансовые расследования и судебные экспертизы"
Ключевым фильтром разграничения рыночных банкротств от криминальных или какого-то другого экономического преступления, например, столь любимого следствием хищения, выступает экономическая экспертиза, которая как раз позволяет понять, масштабы бедствия при выводе активов. Если вывод активов совершен в таком объеме, что привёл к невозможности дальнейшей финансово-хозяйственной деятельности организации, что именно действия по неэквивалентным сделкам, выдаче технических кредитов, покупке непонятных неликвидных ценных бумаг привели к тому, что достаточность имущества нашей организации стала отрицательной величиной, именно в этом случае мы говорим о преднамеренном банкротстве, возможно сопряженном еще и с хищениями. Во всех других ситуациях, когда эти сделки не привели к банкротству это может квалифицироваться как хищение либо влияние объективных рыночных факторов - повышения курсов валюты, роста ставок, отсутствия спроса и т.д.
На наш взгляд, экономическая экспертиза, проводящая анализ факторов и операций, оценку их влияния на финансовое состояние хозяйствующего субъекта, в первую очередь – достаточность имущества для погашения долгов – выступает практически на безальтернативной основе как раз тем фильтром и водоразделом, позволяющим разграничить составы преступлений или, быть может, установить, что состава преступления здесь и не было.
НАПИШИТЕ НАМ
Введите ваши данные и направьте нам ваш вопрос